Archive | September, 2014

Насыщенная вечерняя программа

22 Sep

ja ne zdamsia bez boju

Вечер начинался хорошо. Я впервые в жизни сходил на концерт Океан Ельзи. Понравилось: песни, которые я слышал постоянно по радио/ТВ, а потом уже и сам прослушивал в плеере, вживую исполнялись Славой в относительно небольшом концертном зале. Встретил знакомых, поговорили о наболевшем – ситуации в Украине. 

После окончания концерта дождался ночного поезда и поехал спать-почивать. В вагоне недалеко от меня сидели русскоязычные парень с девушкой, слово за слово заговорили за сегодняшний концерт, потом и за войну в Украине. Оказалось, девушка родом с Донбасса, но уже 13 лет проживает в Финляндии. Парень – русский питерец, выросший в Финляндии. Как это часто бывает в разговорах на эту болезненную тему, на меня полился шквал фраз и упреков со словами “хунта”, “нацики”, “ополченцы борющееся за независимость” и т.д. К чему-то я старался прислушаться и обоснованно возразить, что-то пропускал мимо ушей, так как уж слишком далеко разошлись наши мнения. 

Лишний раз убедился в умении некоторых людей искажать факты, хоть вроде и цифровой век на дворе. Я говорю: “Сегодня в России проходили Марши за Мир в нескольких городах”, кацап меня перебивает – “Та нет, только в Москве, и всего 5 тысяч, и они все дебилы”. Или вот еще пример: они меня наперебой спрашивают кто обстреливает донбасские города? Я начинаю спокойно упоминать о присутствующих факторах 1) предательства в высшем звене нашей армии, 2) сложности проведения военных действий в городской черте и в конце концов 3) простом отсутствии опыта у военных из-за разворовывания в Минобороне на протяжении долгих лет, которые вкупе приводили к жертвам мирных жителей, что является большой общей трагедией. Он же меня с полуслова обрубывает и заявляет, что только нацгвардия бомбит и разрушает, так как ополченцы по своим стрелять не могут и все тут. После такого рода умозаключений желание куда-то дальше углубляться на эту тему пропадало зараз. В конечном итоге я просто спрашивал самые вопиющие и на мой взгляд неопровержимые истины, а именно – есть ли русские солдаты на территории независимой Украины? – если жизнь в России такая хорошая и вы такие патриоты своего государства, почему вы живете здесь, а не там? Простых и ясных ответов не было, вместо них ссылки на сербов и шведов(!), воюющих за свободу ДНР, своем личном раскаянии в любви к России по ночам и т.п.

Так как финнорощенный русский даже и не был в Украине, мне уже становилось все равно чего он там щебечет. Важнее мне было услышать маломальские признания бывшей донетчанки о присутствии русских военных на Донбассе, о лживой пропаганде вещающей повсеместно из российских телеканалов, о воинствующем отношении россиян к украинцам еще до начала всех серьезных событий. После очередного имперского наезда лично ко мне (как будто я в ответе за всю украинскую власть) я решил пересесть в другой вагон. Негативные эмоции, недосказанные предложения, но все же мы разошлись достаточно мирно.

Так мне казалось, что мирно. Выйдя вместе на одной остановке и разойдясь в разные стороны, русский меня окликнул и начал приближаться ко мне. Чего-чего, но его ускорения уже в метре от меня и удара в голову я точно не ожидал. Так как он был меня значительно выше и разъяренный, я опешил и пойти в открытую рукопашную я не отважился (лишний раз жалею, что не научился драться). В общем, после ссадины и поцарапанного телефона мне пришлось отступить, так как чувака явно задела моя анти-путинская позиция и он был явно в неадеквате.

Вот такой вот двоякий вечер. Сначала видишь множество приятных русских пришедших послушать Вакарчука (а значит и симпатизирующих Украине), а потом нарываешься на агрессивного русского урода нападающего в безлюдном месте за идейные разногласия.  

Беженцы из Украины в Финляндию

9 Sep

Vastaanottokeskus

 

Люди бегущие из Украины за границу. Этим понятием мало кого удивишь уже на протяжении столетий, просто интенсивность меняется в зависимости от условий жизни в Украине. Условия опять ужесточились, так как начиная с весны в Украине активно ведутся военные действия с тысячами убитых, десятками тысяч раненых и сотнями тысяч убегающих. Беда пришла в дома Луганской и Донецкой областей, что вынуждает многих скитаться в поисках лучшей жизни. Можно долго размышлять над причинами и мотивацией побега из родного дома, но факт остается фактом: от 500 000 до 1 миллиона жителей Донбасса переместились со своего постоянного места жительства либо внутри Украины, либо за рубеж (чаще всего в Россию).

Вчера мне пришлось непосредственно прикоснутся к такому понятию, как бегущие от войны из Украины в республике Финляндия. Присутствовал переводчиком с финского на русский на вступительном инфо-мероприятии для беженцев, размещенных в центральном распределительном центре беженцев города Хельсинки. Предоставляющая услуги переводов агентство, изначально связавшееся со мной, предложило переводить с финского на украинский язык, что сразу же удивило меня в связи с малым количеством украиноязычных (или хотя бы суржикоязычных) людей, пострадавших от военных действий на Донбассе (как никак процент сельского населения в этом регионе Украины значительно меньше от среднестатистических показателей по Украине). И действительно – трое из четырех ищущих убежище в Финляндии оказались сезонными собирателями ягод из Луганска и Донецка. По их словам, возвращаться в родные города им либо “некуда”, либо “нельзя”. Позиция переводчика предполагает обязательную нейтральную позицию и отсутствие каких-либо личных контактов во избежание предвзятого перевода, поэтому я не расспрашивал в каком именно состоянии находятся их родные дома, хотя и так ясно, что жизнь там ухудшилась намного по сравнению со временем отъезда на сезонную работу в начале лета. 

Нельзя не отметить того, что среди заявителей на статус беженца были и люди с относительно спокойных областей центральной Украины. Отсутствие надежных и справедливых государственных институций, а также простая боязнь быть призванным воевать (а для некоторых и умирать) в далекие края Восточной Украины заставляют людей искать всевозможные пути избежания возвращения на родину.