Archive | December, 2014

Поездка в освобожденный Донбасc. Славкурорт – Константиновка

9 Dec

IMG_20141206_090340

– Представте себе, будь-ласка.

– Младший сержант Иван Трембовецкий, замкомандир разведовательного взвода 2-го батальона 95-ой аэромобильной бригады, родом из города Киев, холост, 31 лет.

– Как долго Вы находитесь на службе в бригаде?

– Мобилизирован с марта месяца; 11 лет назад находился в этом подразделении на срочной службе. В марте пришла повестка в военкомат и в скором времени я опять прибыл сюда в часть в свой родной разведывательный взвод.

– Как Ваше самочувствие после полугодичного участия в военных действиях?

– Самочувствие нормальное, впечатления желают оставаться лучшими в связи с тем, что обеспечение нашей армии могло бы быть очень, очень, очень более высоком уровне, чем оно есть. Если бы не простые люди – волонтеры, ничего бы у нас не было, было бы все грустно и печально.

– Разве на протяжении этого года не улучшилось обеспечение вооруженных сил?

– Обеспечение улучшилось из-за увеличения количества волонтеров. Помогали сперва отдельные группы, а теперь образовались серьезные волонтерские движения. Обеспечение ВСУ нашим государством, в принципе, минимальное. Если постоянно про это думать, то руки опускаются.. Плюс, конечно же в том, что платят зарплату (средняя зарплата контрактника около 3700 грн + премии АТО). Так как многие потеряли рабочее место в связи со службой в армии, то эти деньги для поддержания семьи штука важная.

– Объясните, пожалуйста, на сколько важно удержания донецкого аэропорта. Не устали ли бойцы от длительной борьбы за уже разрушенный гражданский объект?

– Состояние морального духа у всех бойцов разное. Действительно многие из нас не понимают тактического значения этого аэропорта; в данном случае следует уже говорить о психологическом значении борьбы за него: кто его отстоял, тот и на коне. Это одна из последних жестких арен боевых действий, где каждый день происходят столкновения; из-за этого важно отстоять аэропорт.

– Есть ли среди Ваших близких сослуживцев погибшие?

– Среди очень близких, к счастью, нет; в нашем взводу максимум несколько контузий и легкое ранение. В нашем батальоне (#2) действительно были погибшие ребята из 4,6 рот, участвующих в боях за аэропорт.

IMG_20141206_114848

– Успели ли Вы столкнуться с военными преступлениями?

– Наше командование оказалось профессиональным и во время операциях в аэропорту глупых и заведомо неверных команд от начальства не поступало, как, например, на 31-ом блокпосту или в Иловайском котле. Благодаря здравым решениям наших командиров мы (2-ой батальон) выходили целыми и невредимыми из боев.

– Ну, это же очень позитивное явление!

– Да, это позитив. Все зависит в первую очередь от командира. Если он будет четко принимать правильные решения, если хотя бы будет стараться их выполнять (не всегда удается это сделать), то можно спасти здоровье многих ребят.

– Какой самый обыденный режим ведения боев?

– Режим нарушения противником перемирия: бьем в ответ на ихний артобстрел. Проблема нарушения перемирия также заключается в раздробленности самих сепаратистов. Существуют бесконтрольные сепарные группировки без единого командования, которые постоянно провоцируют нас, нарушая режим перемирия. Иногда они валят друг друга, что не может быть не прекрасно ))

– Расскажите про присутствие российских войск.

– Мы лично не видели российских генералов, но понимали что они есть. Сразу заметно, когда наступление на наши позиции производят неподготовленные местные ополченцы, и когда штурмуют очень подготовленные военные из профессиональной российской армии. Также мы слышали выкрики «Аллах-ахбар» со стороны нападавших (чеченцы, даги?) в зеленых беретах. Без российских инструкторов сепары не могли бы правильно обстреливать наши позиции из гаубиц прямо в цель (расчет координат, корректирование данных).

– На что Вы бы хотели пожаловаться?

– У меня есть вопросы к правлению ВСУ. Не нравится их отношение к военным. Без поддержки незнакомых людей (моральная и материальная) моральный дух был бы очень низким. Мы очень устаем от политических игр в Верховной Раде и от того, что они используют наши достижения для продвижения своих целей. Нам не нравится мода на комбатов в практически каждой политической партии. Если ты командир какого-нибудь подразделения, то ты должен оставаться вместе со своими бойцами.

IMG_20141206_114855

– Но ведь в Украине есть спрос на военных при власти, многим людям просто навсего нравится видеть бывших комбатов в парламенте и правительстве.

– Самое плохое то, что большинство людей не понимает, что за комбатами стоят влиятельные богачи, лоббирующие свои интересы.

– Какое Ваше отношение к смене заместителя Генштаба, назначению нового Министра Обороны?

– Когда мы были 2 месяца в Песках под донецким аэропортом, мы даже не знали о многих изменениях в кадрах Минобороны. Знаю, что у нас проблема заключается в переизбытке генералов. Если зайти в Генштаб ВСУ, то там нету никого ниже полковника по званию, а вот является ли востребованной их работа – это большой вопрос. Из них 10-15% что-то делают, а остальные только кресла занимают.

– К сожалению, наличие ненужных госчиновников при Минобороне осталось еще от времен УССР, сейчас идет процесс зарождения концепции новой Украинской Армии.

– Будущее покажет, что изменится. Сейчас я не вижу никаких изменений. Что происходит вокруг нас для нас еще не совсем ясно, так как лишь 5 дней назад мы приехали из Песков под Донецким аэропортом.

– Какие планы Вашего подразделения?

– Мы планируем немного отдохнуть, съездить в отпуск, прийти в себя и дальше приехать назад выполнять боевые задачи.

– Среди уехавших бойцов есть те, которые не хотят возвращаться в строй. Какие причины этого?

– Большинство служащих здесь являются призванные военнообязанными гражданами Украины, но не контрактниками. Из-за отсутствия четкого понимания длительности своей службы многие психически сдают и не желают дальше находиться в неизвестном состоянии, какое должно было быть зафиксировано в четком контракте.

– Происходили ли случаи дезертирства.

– Были такие случаи, военная прокуратура этим занимается, заводятся уголовные делопроизводства. Слава Богу, в нашем подразделении таких случаев не было.

– Какое Ваше видение государства Украины.

– В течении этого года у нас в принципе зародилась Украинская Нация. Страна у нас хорошая, но государство фиговое со старой оболочкой от Советского Союза. Отличительной чертой нашей новой нации является то, что ты переживаешь, помогаешь творить ее будущее, иногда даже рискуя своей жизнью. Главное не упустить момент возрождения.

– Что именно нужно не упустить?

– Нужно правильно воспитывать подрастающее поколение, прививать понятия государственности, легитимности коллективных решений, создавать позитивный, престижный статус армии. Мы должны быть сильным, успешным, богатым государством, у нас для этого есть все перспективы!

06.12.14    Славкурорт, освобожденная Донецкая область

Advertisements